Регион: Выбрать регион
Сейчас: 30 сентября 16:39:14
Пятница
Время: Красноярск (GMT+7)
На главную Написать письмо Карта сайта

ЦБ отражает интересы коммерческих банков, а не России в целом

Лесопромышленность Красноярья должно спасать Правительство России. Так считает глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина.

Эльвира_Набиуллина

В прошедшую пятницу совет директоров Банка России понизил ключевую ставку с 8 до 7,5 процентов, не пожелав опустить её ниже. Интересы коммерческих банков взяли верх над здравым смыслом.

Битва под ковром

Нет никаких сомнений, что вокруг этого решения шла нешуточная подковерная борьба. 8 сентября был выпущен традиционный бюллетень Банка России «Региональная экономика: комментарии ГУ (Главных управлений. – Авт.) Банка России». Как сообщается в аннотации издания,  этот доклад был подготовлен экономическими подразделениями территориальных  учреждений Банка  России при участии Департамента денежно-кредитной политики. Сведение данного выпуска в единый документ  выполнило Волго-Вятское Главное управление ЦБ РФ.

В основу доклада легли, как отмечается в его предисловии, не только официальные статистические данные, но и  материалы мониторинга около  14  тысяч нефинансовых предприятий, проводимого территориальными управлениями Банка России. Отмечу, что это в самом деле добротный документ. И вот в нём, вызывающем несомненное доверие, можно прочитать весьма объективную и, можем считать, честную фразу: «В июле – августе потребительские цены в среднем продолжали снижаться (с устранением сезонности)… Снижались инфляционные и ценовые ожидания населения и предприятий (Выделено мною. – Авт.)».

Прошла неделя. 16 сентября состоялся совет директоров Банка России, посвященный утверждению ключевой ставки. В пресс-релизе, выпущенном по его итогам была уже практически диаметрально противоположная оценка инфляционным ожиданиям населения. Цитирую: «Инфляционные ожидания населения и ценовые ожидания предприятий остаются на повышенном уровне».

-- Что с того? – скажет несмышленый читатель, -- подумаешь, сместили некоторые акценты.

А то, что, когда готовятся документы, имеющие крайне важное значение для кошельков российских граждан, бюджетной системы и в целом экономики страны, каждая запятая имеет значение. От размера ключевой ставки Банка России в первую очередь зависят проценты по кредитам, которые выдают коммерческие банки, а также доходность депозитов, которые размещаются  населением в банках.  

Чем ниже ключевая ставка, тем дешевле кредиты, тем больше денег  предприниматели имеют возможности вкладывать в расширение бизнеса, тем шире деловая активность, появляются возможности для экономического роста. Обратная сторона смягчения денежно-кредитной политики, как принято утверждать, заключается в том, что растет инфляция. Соответственно, если анализ показывает, что инфляционные ожидания населения и бизнеса снижаются, то можно сильнее опускать ключевую ставку, а если его итоги приводят к выводу, что эти ожидания остаются на повышенном уровне, то сильно снижать искомую ставку нет необходимости или вообще этого не нужно делать.  

В заявлении главы ЦБ Эльвиры Набиуллионой на пресс-конференции, посвященной итогам упомянутого заседания совета директоров, основной акцент делается именно на повышенных инфляционных ожиданиях населения, как серьезной угрозе для сотворения инфляционного взрыва.  По её мнению, «возможен сценарий, при котором граждане начнут ускоренно тратить накопления, а также будут активнее пользоваться необеспеченными кредитами».

Со всеми, как говорится, вытекающими последствиями.

К слову сказать, сам текст заявления составлен вполне грамотно. По качеству анализа, он, пожалуй, гораздо содержательнее и глубже, чем предыдущие, посвященные той же теме, и сделанные после заседаний совета директоров в июне и июле. В частности, в этом документе  прямо признается, что сегодня весьма трудное положение сложилось в таких экспортно-ориентированных отраслях, как угольная, металлургическая и лесопромышленная.

Правда, причины этого явления объясняются весьма однобоко. Упор делается на том, что европейский рынок для них из-за санкций закрылся. В то же время, как известно, в российском правительстве считают, что наряду с этим фактором немалое значение имеет и фактор пере-укрепления рубля. В частности,  первый вице-премьер Андрей Белоусов в июне на Петербургском международном экономическом форуме, отметил, что оптимальным является курс не 56-60 (как было тогда), а  70–80 рублей за доллар и добавил, что Центробанк не таргетирует уровень курса российской валюты, «поэтому он складывается таким, какой есть».

Сергей Дубинин и концепция финансиализации

Что же повлияло на изменение официальной позиции Банка России по поводу инфляционных ожиданий населения? Поверьте, то, что дальше написано, отнюдь не конспирология, а реальные наблюдения и факты.

12 сентября в 23:14 по московскому времени, то есть глубокой ночью, на сайте Национальной службы новостей появилась информация, что бывший председатель Центробанка Сергей Дубинин высказал  Telegram-каналу «Радиоточка НСН» своё мнение о назначенном на 16 сентября заседании совета директоров Банк России по ключевой ставке.  

Цитирую это заявление в изложении НСН: «Считаю, что Банк России пойдёт на небольшое, но дополнительное снижение ставки, может быть, на 25 базисных пунктов (0,25 процента). Однако я бы сказал, что в условиях сохраняющейся довольно высокой инфляции сейчас лучше сделать паузу в изменении ставки».

Обратите внимание: Сергей Дубинин говорит о высокой инфляции, в то время как всем известно, что уже более трёх месяцев в стране наблюдается дефляция, то есть снижение цен. Профессионал не мог нести такую околесицу. Тем не менее, на следующий день это заявление со ссылкой на НСН растиражировали многие средства массовой информации и, видимо, дотянулись до адресата.

Изучая тему, я перешел на любезно предоставленную упомянутым агентством ссылку указанного телеграм-канала и не нашел там комментария Сергея Дубинина. То есть скорее всего случился классический информационный вброс, причем настолько скоропалительно сфабрикованный, что его даже не провели через социальную сеть.

Почему именно Сергей Дубинин (а вернее его имя) стал инструментом влияния на Банк России перед принятием решения о ключевой ставке?

Потому что, с моей точки зрения, имя этого человека весьма значимо для либерально-финансовой общественности.  В своё время стоял вопрос о назначении председателя Банка России. В высших кругах тогда поговаривали, что оптимальная кандидатура – это советник Президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев. И вот тогда-то в одном либеральном издании, не так давно признанном иноагентом, а теперь и вовсе запрещенном в России, появилось интервью Сергея Дубинина, в котором эта кандидатура характеризовалась не очень, скажем так, дружелюбно.  

Возможно, это конечно, преувеличение. Но цель, как считается, была достигнута: во главе Банка России был поставлен другой человек.  

Эту историю неоднократно рассказывал в своих эфирах сегодня, пожалуй, один из самых авторитетных российских экономистов Михаил Хазин. Тем, кому интересно, могут побродить по его сайту и найти эти суждения.  Я в свое время не поленился, прочитал то интервью Сергея Дубинина. Сейчас, к сожалению, сайт, где оно было размещено, заблокирован, и я не смог этот материал вновь перечитать.     

Не хочу журить Сергея Дубинина и припоминать, что именно он, будучи председателем Центробанка, выступил одним из авторов дефолта 1998 года в России.  Гораздо важнее его экономические воззрения. Он является сторонником концепции (или теории – кому как больше нравится) финансиализации и выступил автором, с моей точки зрения, самой обстоятельной статьи на эту тему в русскоязычной научной литературе.

Суть этой теории, развиваемой на Западе не без помощи грантов, выделяемых финансистами-глобалистами, заключается в общем виде в том, что банки – это главное в экономике. Именно банки идут впереди бизнеса финансово обеспечивая экономический рост. Один из прикладных выводов этой теории заключается в том (хотя об этом впрямую в научных трудах не говорится), что бюджетные деньги должны выделяться в первую очередь банкам и через банки, чтобы осуществлялось движение экономики вперёд.

Ответ Эльвиры Набиуллиной

А теперь вернусь к пресс-конференции Эльвиры Набиуллиной.

Обычно на подобных пресс-конференциях тон задают журналисты из центробанковского пула, представленного ведущими деловыми изданиями страны. Но ради демократии через интернет-видеосвязь предоставляют слово и региональным журналистам.

Красноярье – богатый лесами регион. Но самая экономически зависимая от развития лесной отрасли территория в России – это, без всякого сомнения, Архангельская область. Если у красноярцев есть логистическая возможность направлять лесопромышленные грузы не только в Европу, которая закрыла для российской продукции свой рынок, но и на восток, особенно в Китай, то для жителей Поморья такая логистика вряд ли под силу. В общем, изрядно выпало проблем на лесопромышленность этого региона.

И вот на пресс-конференции было предоставлено слово журналисту одного из сетевых изданий Архангельска, участвовавшему в ней в дистанционном формате. Он обрисовал очень непростую ситуацию, сложившуюся из-за западных санкций в лесопромышленности своего региона, чрезмерного укрепления рубля, а затем задал вопрос весьма любопытный. Процитирую его целиком:  

--  В силах ли денежно-кредитная политика Банка России  именно в условиях санкций оказать содействие [лесной] отрасли, которая важна и для Архангельской области, и для  других регионов России, лесных, в первую очередь?

Всякий опытный журналист знает, что обычно так вопросы на пресс-конференциях не задаются. Потому что поставленный вопрос уже предполагает однозначный ответ и соответствующий комментарий. Иными словами, мы, скорее всего, имеем дело с заранее согласованным вопросом.

Не смею надеяться, что в Банке России прочитали мою статью «Как спасти лесную отрасль» (см. «КР» за 14 сентября этого года), в которой я поставил вопрос о необходимости существенного снижения ключевой ставки ЦБ РФ с целью ослабления курса рубля и повышения конкурентоспособности экспортно-ориентированных отраслей, в том числе лесной. Но реально Эльвира Набиуллина отвечала и мне, как и труженикам лесопромышленного комплекса Красноярья. Приведу её ответ целиком:  

-- Лесопромышленный комплекс оказался в достаточно сложной ситуации из-за того, что во многом эта отрасль работала на экспорт, зависела от внешнего спроса, который оборвался, --- отметила Эльвира Сахипзадовна. -- Но ситуация в этой отрасли показывает, почему нужна структурная перестройка экономики. Лесопромышленному комплексу необходимо понять, как измениться — например, повысить уровень переработки продукции, которая может найти больше спроса на внутреннем рынке.

Мы понимаем, что для такой структурной перестройки отрасли нужны инвестиционные кредиты, длинные деньги по низким ставкам. Это напрямую зависит от инфляции. Низкая устойчивая инфляция как раз влияет на то, чтобы кредиты длинные были доступны. Как не раз я говорила, ключевая ставка влияет прежде всего на стоимость коротких денег, а на стоимость длинных денег в большей степени влияет инфляция.

Наша денежно-кредитная политика как раз направлена на то, чтобы добиться стабильно низкого уровня инфляции. Это поможет увеличить длинные инвестиционные кредиты для экономики, которая проходит структурную перестройку. Но пока [процентные] ставки высоки, тут, конечно, помочь отрасли может правительство. Через гранты, субсидии – это действительно компетенция правительства [решать] -- каким отраслям, в какой форме и в каком объеме осуществлять поддержку.

Конец цитаты.

 

Чем выше ставка, тем лучше банкам

Суть ответа главы Банка России проста – не центробанковское это дело заботиться о нуждах тех или иных отраслей. Задача ЦБ – добиться стабильно низкого уровня инфляции. Отмечу, что Эльвира Набиуллина с 2013 года, не покладая рук, работает над решением этой архисложной проблемы. Но никак у неё не получается добиться  сей заветной цели. По современным планам Банка России, достижение искомой ключевой ставки в размере 4 процента должно случиться аж в 2024 году.

Понятно, что лесной отрасли нужно выживать не завтра, когда, как запланировано, будет достигнуто целевое инфляционное благополучие, а именно сегодня. У российского и регионального правительств, конечно, есть рычаги для решения отраслевых проблем. Если говорить о раздаче грантов, то эта мера, как известно, более подходит для молодых маленьких бизнесов. Тем же предприятиям, что покрупнее, да и давно в строю, нужно выдавать субсидии из бюджета. Субсидии можно выдавать на разные цели: на удешевление логистики, на компенсацию затрат на экспорт, строительство перерабатывающих производств  и много чего ещё.

Не ставлю я перед собой задачи придумывать проекты, в которые государство должно вложить бюджетные средства. Сейчас, думаю, важнее разобраться с двумя вопросами: во-первых, почему российское банковское сообщество заинтересовано в высоких процентных ставках, а соответственно и в высокой ключевой ставке; во-вторых, почему, как правило, банкиры кровно заинтересованы в том, чтобы российское правительство выдавало субсидии в поддержку бизнеса как можно чаще и в максимально больших объемах.

Всякий бизнес должен что-нибудь продавать. Банки продают деньги. Откуда они их берут? Это может быть, конечно же, уставный капитал. Но только на нём больших доходов не сделаешь. Банки вынуждены деньги привлекать извне. Это могут быть кредиты регулятора рынка, то есть Центробанка, остатки на расчетных счетах юридических лиц, вклады и депозиты физических лиц.

Центробанк, как правило, отдает коммерческим банкам деньги под процент по ставке рефинансирования, в 2013 переименованной у нас в России в ключевую ставку. Это достаточно дорогие деньги.

Для банка гораздо выгоднее, когда предприятие открывает в нём расчетный счёт. Мало того, что оно при этом платит банку за расчетно-кассовое обслуживание. Остатками на его расчётном счету можно пользоваться, выдавая их в кредит. Правда, при этом нужно владеть статистикой, когда и сколько тот или иной клиент снимает средства, страховать эти кредиты. Банк России тщательно и совершенно правильно отслеживает подобные операции. Выдавая кредиты, каждый банк обязан зарезервировать с целью страховки в ЦБ определенную сумму денег. На сегодня размер такого резервирования для банков с универсальной лицензией составляет 3 процента от выданных кредитов.

Банкам нравится, когда физические лица открывают у них бессрочные вклады, так как больших процентов по ним выплачивать не надо. Здесь фактически подобная же ситуация, что и с расчетными счетами предприятий: отслеживай статистику и страхуй суммы выданных кредитов. Менее выгодно банкам привлекать средства с помощью депозитов. Всё-таки по ним необходимо выплачивать проценты. Но проценты по депозитам всё же меньше, чем при ситуациях, когда деньги занимаются у регулятора.

В любом бизнес есть конкуренция. Ведь и предприятие, и физическое лицо вправе деньги не только в банке хранить. Иногда средства выгоднее пустить на фондовый рынок, иногда купить на них какую-нибудь валюту, золото, недвижимость. Прямой конкурент банкиров – это фондовый рынок. Чуть проценты по депозитам упали, и твой потенциальный клиент сочтет, что ему выгоднее снять деньги в банке и потратить на облигации  или акции. Если вскочили цены на жилье, то выгоднее купить квартиру и сдавать ее в аренду. 

Если же ключевая ставка высока, то и проценты по депозитам будут весомыми. Они будут более привлекательны для потенциального инвестора, чем привлечение дохода с фондового рынка или от сдачи в аренду недвижимости.

В общем, банковское сообщество кровно заинтересовано в том, чтобы ключевая ставка, а стало быть и инфляция были повыше. В этом случае банки более конкурентоспособны, чем другие структуры, также желающие заполучить в свое пользование деньги физических и юридических лиц.

Теперь, надеюсь, понятно, почему Банк России так неуспешно пытается достичь целевого, минимального уровня инфляции? На всякий случай отвечу сам: потому что, с моей точки зрения, в реальности он в первую очередь отражает интересы именно коммерческих банков, а не России в целом.  

Как зарабатывают банки

Однако при высокой ключевой ставке возникает другая проблема. Часто нет возможности выдать кредиты по достойной цене. По высоким процентным ставкам малый и средний бизнес, как правило, не имеет возможность брать кредиты. Исключением, правда, являются торговые предприятия в случаях, когда у них высокая скорость оборачиваемости товаров.

Думаю, теперь понятно, почему при всех призывах развивать малый бизнес, он всё ещё не может расправить в нашей стране свои плечи. Для развития бизнеса нужны дешевые кредиты. Если же их нет, то остается или влачить жалкое существование, лишь постепенно, за счёт прибыли наращивая производство, либо – уходить с рынка.   

Что же касается крупного бизнеса, то он нашел выход из ситуации и до самого последнего времени кредитовался по низким процентным ставкам за рубежом в иностранной валюте.

Банковское сообщество тоже нашло выход из этой ситуации. До самого последнего времени одним из инструментов извлечения им прибыли являлись валютные спекуляции. Здесь главное владеть инсайдерской информацией, помогающей понять какую валюту продавать, а какую покупать. Далеко не всем, но наиболее крупным  игрокам этот бизнес до самого последнего времени удавался. Думаю, именно по этой причине, когда несколько лет назад Сергей Глазьев предложил ввести налог Тобина, названный в честь придумавшего его нобелевского лауреата по экономике, ему вежливо отказали. Не нужен нашим финансистам хоть крохотный (одна десятая процента от сделки), но налог на обмен валют. 

С началом специальной военной операции с пока еще основными заморскими валютами -- долларом и евро – этот бизнес фактически приказал долго жить.  Но теперь в ход пошла другая валюта – китайский юань. Поскольку в печати раздаются голоса о необходимости возрождения бюджетного правила, то есть, как официально объясняется, покупки зарубежной валюты с целью создания подушки безопасности и ослабления курса рубля, то в настоящее время наблюдается настоящий бум по обмену рубля на юани.

Стало быть, когда новое, модифицированное бюджетное правило введут, рубль в самом деле ослабнет, появится возможность прилично заработать, меняя китайскую валюту на российскую. Вот почему в самое последнее время, в начале сентября, стали шириться в народе проинфляционные ожидания. Подобная ситуация, с моей точки зрения, порождена политикой Банка России, который реально не пытался ослабить в стране курс рубля, в том числе через снижение ключевой ставки, а фактически провоцировал банки и людей на покупку банкнот с портретом Мао Цзэдуна.

Что удивительно, но ни в пресс-релизе, ни в заявлении Главы ЦБ РФ на пресс-конференции ни слова не говорилось о причинах укрепления рубля. А ведь многие знают, что именно волевое и мудрое решение Владимира Путина по продаже газа европейским странам исключительно за рубли, а также целенаправленные действия с его стороны, российского правительства и отчасти ЦБ РФ по исключению из внешнеторговых оборотов долларов и евро, переходу на платежи в национальных валютах  стало главнейшей предпосылкой укрепления отечественной валюты.

Переход на платежи в рублях и валютах дружественных стран есть важнейший и долговременный дефлятор на финансовом рынке России. Не задавались ли вы вопросом почему до самого недавнего времени в США и Евросоюзе была низкая инфляция и удивительно маленькие проценты по кредитам? Правильно. Такая ситуация возникла во многом потому, что эти государственные образования приучили своих внешнеторговых партнеров продавать им и покупать у них различные товары на их деньги.

Если же долларом и в меньшей степени евро можно расплачиваться в других странах, то возникает дополнительный спрос на эти банкноты. А если есть спрос на твою валюту в чужих странах, то можно печатать её впрок, не рискуя породить у себя инфляцию. Печатание денег превращается в архи-выгодный бизнес для государства её эмитента.

В настоящее время понятно, что не только европейские покупатели газа, но и торговые партнеры России в дружественных странах держат на своих расчетных счетах российскую валюту с целью потратить её в нужное время. Сколько? Нет пока ответа на этот вопрос. Отсутствует в публичном поле официальная статистика. Но реально Россия, несмотря на вызовы и трудности, возникшие в ходе специальной военной операции, имеет первый после  распада СССР шанс превратить рубль в финансовую твердыню. Но при этом крепкий рубль необходимо держать более слабом (чтобы не страдали от излишней крепости рубля экспортеры), но стабильном состоянии. Если валюта стабильна, и ее курс не удается раскачивать на биржах всевозможным интересантам от финансовых спекуляций, то хранить сбережения в ней станет выгодно не только россиянам, но и гражданам других стран. А это важнейший залог инвестиционной привлекательности страны.

Владимир ПАНТЕЛЕЕВ.

 

Источник: Красноярский рабочий.

 


Количество просмотров: 643
20.09.2022 09:46 | 1mirблог автора

Еще публикации:


Комментарии

Оценка публикации: пока не оценили
Комментариев к этой публикации нет.

Чтобы оставить свой комментарий, вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.

Стать автором
Логин:
Пароль:
Для входа в свой аккаунт или Регистрациии, воспользуйтесь выплывающим меню
Реклама