Регион: Выбрать регион
Сейчас: 28 октября 11:23:55
Среда
Время: Красноярск (GMT+7)
На главную Написать письмо Карта сайта

Думайте и выбирайте, что вы едите!

93c9b3deea68a9f0dae3b2b2bda9c1a6.jpgРедакция газеты «Красноярский рабочий» и информационный портал "Бизнес-Сайт" в рамках подготовки научно-практической конференции «Технологии модернизации региональной экономики», которая состоится 24 февраля в МВДЦ «Сибирь», провели в Доме журналиста круглый стол на тему «Как сделать Красноярский край зоной, свободной от генно-модифицированной продовольственной продукции?».

Неконтролируемая экспансия трансгенных источников в США и Европе, экспорт продуктов питания без точной маркировки их состава в Россию постепенно приводит к рискам всевозможных опасных заболеваний. Фермеры, крупные производители продуктов питания шести европейских государств заявили о введении моратория на генетически модифицированные источники. В мае 2009 года вступил в силу Протокол Пятой Европейской конференции регионов, свободных от ГМО, который подписали 28 стран. Однако Россия пока не намерена присоединяться к этому документу. Кроме того, удар по имиджу нашей страны как производителя натуральных продуктов может быть нанесён в ближайшие годы, поскольку у нас отсутствует чёткая государственная политика в области биобезопасности.

Красноярский край оказался первопроходцем и лидером в этом направлении, приняв 20 марта 2008 года краевой Закон «Об отдельных мерах по обеспечению качества и безопасности пищевых производств». Закон вступил в силу с 1 января 2009 года, и спустя год есть возможность проинформировать население о первом опыте красноярских производителей, продукция которых прошла длительную и дорогостоящую экспертизу сертификации. На продуктах трёх компаний - «Дымов», «Красноярский хлеб» и «Краскон» покупатели могут обнаружить приметный знак с графической шишечкой внутри круга «Добровольная сертификация – продукция Красноярского края» - БЕЗ ГМО.

На фоне существенных изменений в законодательстве об упрощении процедуры обязательной сертификации с 2010 года, когда недобросовестные производители будут использовать каждую лазейку для неэтичных способов производства и в красивой упаковке может оказаться некачественный товар, серьёзные меры трёх крупных компаний – честный шаг навстречу покупателю. Теперь нет необходимости спрашивать качество, потому что продукт с данной маркировкой не опасен для здоровья, поскольку изготовлен на чистом производстве из чистого сырья.

Человек должен выбирать сам

Тема, заявленная на круглом столе, острая и вызывающая споры, что сразу же доказало выступление руководителя Института профилактического и лечебного питания Красноярского государственного медицинского университета, доктора медицинских наук, профессора Ефима ПРАХИНА, не согласившегося с категоричностью заявленного в теме круглого стола вопроса: «А надо ли мне быть здесь, если вопрос решён?» Ефим Исаакович считает, что однозначного ответа на проблему ГМО с медицинской точки зрения нет и не может быть, поскольку достижения науки имеют как положительную, так и негативную сторону. Профессор напомнил, что медицинской портрет ушедшего века рисуют как первые вакцинации от коровы, а потом то количество вакцинаций, которые вызывают сегодня и позитив, и негатив, то есть вмешательство человека в природу; генетика, которая была запрещена, а теперь генная инженерия обсуждается на самом высоком уровне; конечно, фармакология – стрептоцид и всё остальное. Есть разные вещи: безопасность питания, скажем, с одной стороны, - безопасность по качеству, безопасность продуктов по технологии, с другой – гарантированная обеспеченность населения продуктами питания, без которых невозможно дальнейшее существование человека, состояние его здоровья, развитие популяции, демография и т. д. Когда речь идёт о безопасности с гарантированным набором продуктов, нужно взвешивать все плюсы и минусы в этом. «Есть генно-модифицированные продукты, есть с изменёнными генными свойствами. Человек должен выбирать сам, - убеждён профессор, - и не надо ему говорить, что всё это вредно». Ефим Прахин полагает, что знания нужны, добровольная сертификация продукции нужна, но необходимо придать важнейшее значение сертификации именно полезных свойств, что сегодня отстаёт. «Мы не знаем о кисломолочных продуктах и сколько их, не знаем о тех витаминах, которые обозначены на этикетке, и сколько их и в каком они соотношении. Поэтому, конечно, необходимы и осторожность, и некие знания при употреблении продуктов, но здесь должны работать надзорные органы, которые за это отвечают: есть Институт питания, который отрицательно высказывается не только по поводу этого фрагмента, но и качества, технологии продуктов, другие соответствующие учреждения. «Однозначного же подхода, как поставлено в повестке круглого стола – «освободить территорию от генно-модифицированных продуктов» - быть не может».

Член Ассоциации журналистов-экологов Союза журналистов России Татьяна СПОЖАКИНА поинтересовалась мнением Ефима Прахина, давно работающего с детьми, по поводу их сегодняшнего состояния здоровья. По мнению Татьяны Васильевны, существует проблема, связанная с неправильным питанием, в том числе из-за присутствия ГМО. Ефим Исаакович согласился, что здоровье детей на 95 процентов зависит от правильного питания, от наличия или отсутствия тех полезных ингредиентов, которые необходимы особенно детям раннего возраста. Но продукты детского питания, как и технологии, находятся под более тщательным контролем, нежели для остального населения. «Добровольная сертификация важна и нужна для выявления свойств опасности и безопасности».

Остановить и запретить!

Доктор биологических наук, профессор Сибирского федерального университета Татьяна Кожевникова выразила восхищение предприятиям, которые решили создать экологически чистую зону, но выступила непримиримым оппонентом Ефима Исааковича, предложив ознакомиться с фильмом «ГМО в детском питании», в котором об опасности ГМО говорится с научной точки зрения. Татьяна Альбертовна привела ряд фактов, связанных с ГМО: например, одна из американских компаний - «Мансанта» участвовала в войне во Вьетнаме, и когда была проиграна химическая война, была поставлена задача создать новое оружие, каковым оказалось ГМО. Генно-модифицированные растения, скажем, активно вытесняют обычные: в Канаде так произошло с кукурузой, в Индии – с рапсом. По наблюдениям НАСА, пыльца генно-модифицированных растений поднимается в воздух до четырёх километров и легко переносится через океан, так что гарантии в том, что даже если мы не будем выращивать генно-модифицированные продукты, они к нам не попадут, нет. Это оружие, не имеющее аналогов и не поддающееся уничтожению. Если радиоактивное оружие можно дезактивировать, то с ГМО способов борьбы нет. Сама технология приготовления ГМО научно необоснованна, а значит, неконтролируема. 90 процентов ГМО, образующихся при помощи плазмиды, легко проникают в любые клетки. Когда провели опыты в Институте высшей нервной деятельности АН России на беременных крысах, покормив их некоторое время сосисками и колбасами с добавлением соевой муки, взятыми на мясокомбинате, то 60 процентов крыс погибли за первые три недели, а 40 – стали бесплодными; после опытов с рыбой в большом бассейне, куда были внедрены всего пять генно-модифицированных самцов, за три года вся нормальная популяция погибла. Учёные связывают с вторжением ГМО повышение количества бесплодных браков. «Мы можем потерять контроль внешнего рынка, экономики и тогда спекулировать прорастающими семенами будет отдельная группа дельцов, потому что генно-модифицированные семена не прорастают, но становятся неестественными: слишком высокие сорняки, которые ничем нельзя уничтожить. Нет методов контроля за ГМО! ГМО надо остановить и запретить – выступила с призывом Татьяна Альбертовна. - Больные уже есть и они неизлечимы!»

И тут произошёл небольшой, но любопытный «обмен мнениями». «Генетика – это наука?» - спросил Ефим Прахин. «Это величайшая наука!» - ответила Татьяна Кожевникова. «Генная инженерия – это наука?» - продолжил «допрос» Ефим Исаакович. «Генная инженерия – это наука, - терпеливо пояснила Татьяна Арнольдовна, - но слаборазвитая, которая сейчас только поднимается...» «Аграрная наука без генной как наука сегодня есть?» - закончил Ефим Прахин. «Аграрная инженерия может обойтись без генно-модифицированных продуктов...», - попыталась объяснить Татьяна Кожевникова. «Спасибо», - остановил её оппонент. Но объяснение было продолжено: «Мансанта» пытается пояснить, что планета перенаселена, люди во всём мире голодают, и им необходимы генно-модифицированные продукты, но учёными НАСА были проведены исследования, и оказалось, что наша планета способна прокормить 20 миллиардов людей, а их проживает только шесть. Просто идёт неправильное перераспределение: 7 процентов стран имеют 70 процентов продуктов питания. Если мы его перераспределим, то не нужны будут генно-модифицированные продукты».

Тараканы вымерли, потому что употребляли ГМО

Депутат Законодательного Собрания Красноярского края, заместитель председателя комитета по образованию, науке и культуре, доктор биологических наук, профессор, директор ФГУ «Красноярский ЦСМ» Василий МОРГУН считает, что человечество на пороге создания системы синтетического продовольствия, процесс будет нарастать лавинообразно, и ещё не известно, положительные это будет иметь последствия, или отрицательные. «Мы обязаны этот процесс контролировать и понимать, - сказал Василий Николаевич. - Давайте вспомним ситуацию с созданием ядерного оружия. Разговоры велись примерно те же, но сейчас дошли до того, что мировое сообщество не может уговорить отдельно взятую страну идти в русле понимания этой проблемы в мире. Неконтролируемость процесса больше всего и пугает, и огорчает. ГМО – один из многих вариантов синтетических продуктов, которые мы обязаны контролировать, наблюдать и, естественно, принимать решения с учётом интересов общественности, как минимум, о полной информированности населения по наличию данных изменений в продукции. Ну а при высказывании позиции населения может быть объявлена зона, свободная от ГМО, как это сделали некоторые страны Африки, которые страны-создатели ГМО пытались накормить. Все методы контроля известны. Вопрос лишь в соотношении и преимуществе тех или иных методов». А на вопрос, покупает ли такого рода продукцию он сам, депутат честно признался, что избегает её, считая себя приверженцем здорового питания, и никого из близких этим не кормит. Василий Моргун сказал, что с большим трудом пробивал закон «Об отдельных мерах по обеспечению качества и безопасности пищевых производств», имеющий очень сильный политический аспект, в котором предписано бюджету Красноярского края не закупать генно-модифицированные продукты. «Избегаю ГМО, - повторил Василий Николаевич, - никого этим не кормлю, и, как мне кажется, первым выдвинул тезис, что тараканы в Красноярске вымерли исключительно из-за того, что потребляли генно-модифицированную пищу – не столько с научных позиций, сколько для широкого использования массами населения, чтобы они хоть как-то ориентировались в пространстве. Во всех интервью я говорю, что овощи мы выращиваем исключительно на своём участке, а продуктами снабжаемся напрямую из нашего села».

Русский крест или плохое питание?

Татьяна Спожакина не выступает за принцип «не пущать», однако задала религиозно-философский вопрос: «Можем ли мы позволить себе улучшать Творца? Вопрос очень серьёзный. Продукты, которые нам поставляет, скажем, Голландия, есть нельзя – они невкусные и мерзопакостные. Мы должны использовать все возможности, чтобы эту философскую проблему перевести на нормальный бытовой уровень. Мы – люди православные, и должны думать: а насколько можем всё смешивать?» Татьяна Васильевна констатировала, что при огромном информационном потоке нет понятных для обывателя передач и статей, объясняющих сущность ГМО. «И если мы дальше начнём задумывать над тем, зачем мы в своём пионерско-комсомольском прошлом картошку-морковку сохраняли, то вопрос о том, как сохранить урожай в России никогда не стоял: мы выкидываем огромное количество продуктов и не думаем их сохранять. Отсюда у нас проблема продовольственной безопасности: в то время как погибает деревня, мы кормимся за счёт Китая, Запада. Держимся за счёт дачников, но это ненадолго, потому что основной их процент – люди старше шестидесяти лет. Если мы говорим, что ГМО не нужно, ссылаясь на заявление Комиссии государственной экспертизы по оценке безопасности, что этого в стране не должно быть, значит, мнение этой комиссии мы должны уважать. А в Красноярском крае надо создать популярный блок телепередач, обяснить ситуацию людям и поддержать морально и финансово тех производителей, которые решат отказаться от ГМО».

«Но не Господь ли Бог дал нам цель вмешаться?» - переспросил генеральный директор ОАО «Красноярский хлеб» Виталий ТЫЧИНИН. «Не думаю, что его цель была улучшать клубнику именно таким методом? - ответила Татьяна Спожакина. - Если говорить о России, то давайте посмотрим на её генофонд и здоровье. В 2009 году умерло 1 миллион 830 тысяч человек. Это русский крест, Божья воля или мы всё-таки прыгаем туда ещё из-за плохого питания? Слово «рак» - это последствие нашей наглой потребительской позиции. Вы посмотрите, с каким шумом мы всё поедаем! Отсюда и сопротивление остальных живых существ, которые имеют такое же право на существование».

Первый шаг «Краскона»

Начальник отдела маркетинга ЗАО «Краскон» Мария ЕРМАКОВА сообщила о сделанном её компанией первом шаге по контролю за ГМО: макаронные изделия «Краскона» уже прошли проверку, очередь за кондитерской продукцией. «И тогда мы с полным правом будем говорить, что в нашей продукции ГМО отсутствует, - заявила Мария Васильевна. - На упаковке будет стоять соответствующий знак, и у человека появится выбор, а запретом мы ничего сделать не сможем». С этим согласился Виталий ТЫЧИНИН, рассказавший, что его предприятие прошло сертификацию и провело маркетинговые исследования, ходе которых выяснилось: 45 процентов опрошенных предпочитают безопасные для здоровья продукты, 30 – готовы покупать что угодно, лишь бы подешевле, а остальные просто любят вкусно поесть – ГМО их не интересует. «Сертификация предполагает ряд мер, - пояснил Виталий Борисович. - В первую очередь, компания должна иметь собственную сертифицированную лабораторию, чтобы определять, содержит ли продукт геномы или нет. Но подобное достоточно дорого и по карману далеко не каждой компании, отсюда продукт с оттиском «Не содержит ГМО» дешёвым быть в принципе не может. Если мы хотим давать качественную продукцию, она должна быть дорогой, сертифицированной и с соответствующим знаком».

На, покупатель, бери!

Генеральный директор птицефабрики «Бархатовская» Леонид КИЛИН, отметив компании, способные иметь собственные лаборатории, уточнил, что вся ответственность и порядочность ложится на них, поскольку они же сами себя и будут контролировать. Между тем, считая, что его сотрудники не могут взять на себя такую ответственность, поскольку не обладают необходимыми глобальными знаниями, Леонид Павлович не отказывается от того, чтобы и его птицефабрика прошла сертификацию: «Нам необходимо это пройти, потому что наш продукт не подлежит переработке, как хлеб или колбаса, а сразу - «На, покупатель, бери!». «Я никогда не стремился закупать сою за границей, хотя она и идёт. Мы такая огромная страна, - заявил выступающий. - Неужели мы не в состоянии себя прокормить без ГМО?» Василий Моргун согласился, что создать собственную лабораторию сложно даже крупным предприятиям, а стоимость самостоятельных исследований дорога, поэтому никуда не уйти от создания в крае нескольких серьёзных лабораторий, чтобы не только заниматься контролем и развивать методы, но их аттестовать.

Гражданин, отец, руководитель

Генеральный директор ООО «ЯРСК» Евгений ЛЕВКОВСКИЙ попробовал рассмотреть тему ГМО с нескольких позиций – как гражданин, отец, руководитель, «перед Богом и законом отвечающий за качество продукции». Евгений Николаевич справедливо замечает, что нашим сознанием могут манипулировать, поскольку за сторонниками и противниками ГМО стоят огромные деньги. «Истины пока никто не знает, однако мы не можем вернуться назад в пещеры, отказаться от автомобилей и пересесть на коней и поехать на круглый стол. Другой вопрос. Если в Красноярске есть экологически загрязнённые зоны, то можно ли там выращивать помидоры? Нет. Можно ли использовать китайские ядохимикаты? Нет. Однако полностью отказываться от генетической науки нельзя, и в то же время нельзя не учитывать позицию граждан – пока нет ясности, что генно-модифицированная продукция безопасна, мы её использовать не будем. И даже если бы собрались заниматься генно-модифицированной продукцией, то в этом случае наши возможности ограничены. Мы не являемся, например, производителями зелёного горошка, который, по некоторой информации, на сто процентов генно-модифицированный, то же самое и с кукурузой. В нашем случае мы можем использовать только соевый белок, которого в мировом производстве генно-модифицированно процентов 50. Используем очень незначительно при производстве недорогой линейки продуктов, а по цене он от американского, наиболее вероятно, генно-модфицированного, сильно не отличается. Никаких экономических предпосылок для использования добавок у нас нет». Своего руководителя поддержала главный технолог ООО «ЯРСК» Марина ЮШИНА: «Наша политика чёткая: мы не делаем ГМО-продукты и для этого прошли сертификацию, изначально взяв курс на это».

Руководитель отдела маркетинга ООО «ЯРСК» Наталья МАРИНА считает: «Самое главное – сказать потребителю, что продукт, содержащий знак «Без ГМО», прошёл добровольную сертификацию и является безопасным».

Евгений Левковский дополнил: «Если рынок будет падать в связи с кризисными явлениями, то мы будем разрабатывать какие-то недорогие продукты с ипользованием, например, курицы вместо свинины, но это будет не «Дымов», а другая линейка под иным названием. Что касается наличия ГМО, класть голову на рельсы, если какой-то анализ найдёт следы ГМО, нельзя, потому что, несмотря на все наши усилия, исходя из нынешних реалий (бывают случаи, привозят в трюмах пароходов с какой-то пыльцой или молекулами), ГМО всё же может оказаться в продуктах. Настолько это всё распространено в мировых маштабах, что никаких гарантий давать нельзя».

Начальник лаборатории ЗАО «Краскон» Людмила ФОРМАНОВА считает, что необходимо донести информацию до потребителя: «Мы получили документ, подтверждающий качество, а покупатель вправе выбирать». Её поддержала Мария Ермакова: «Одно удовольствие – предлагать качественную и полезную продукцию!»

На ГМО не надейся...

Преподаватель кафедры растениеводства Красноярского государственного аграрного университета, кандидат сельскохозяйственных наук Андрей ЧУРАКОВ считает самой большой проблемой края – отсутствие разнообразия растительных культур, поэтому, соответственно, по словам Андрея Андреевича, «наши птички покупают чужую сою». Что касается ГМО, то особых надежд на это возлагать не стоит: в США половина всех площадей сои занято ГМО, однако роста урожайности не наблюдается. Чтобы сделать наш край свободным от ГМО, необходимо, чтобы краевое правительство выступило посредником между сельхозпроизводителями и крупными компаниями, чтобы последние закупали то, что производится у нас. Красноярский край способен обеспечивать себя не привозными, а собственными овощами – картофелем, соей, экологически чистыми зерновыми (сведено к минимуму применение химических средств защиты, правильный севооборот и технология возделывания культур, снижение нагрузки пестицидов за счёт расширения биоразнообразия сортов) и в этом может оказать поддержку аграрный университет, который, в свою очередь, сам нуждается в помощи правительства. Андрей Андреевич высказал идею создания консультационного центра для огородников-дачников, чтобы те не покупали семена из той же Голландии, а приобретали своё, родное, экологически чистое и проверенное. «То, что в землю вносишь, она тебе отдаст», - добавил Виталий Тычинин.

Так что же мы едим?

Когда речь в который раз зашла о представителях Поднебесной, то Василий Моргун рассказал, что на выездном заседании у Хлопонина было высказано такое мнение, что китайские огородники в России решают два вопроса: зарабатывают деньги и травят россиян. А Татьяна Спожакина поведала и вовсе удивительную историю, услышанную от дачников станции «Зыково». Те сообщили, что китайцы, выращивающие там в теплицах свои помидоры, их игнорируют и... воруют у соседей-красноярцев. «Так что же мы едим, - вопросила Татьяна Васильевна, - если огромные площади засевают граждане из Поднебесной?»

Профессор кафедры «Технологии питания» Красноярского государственного торгово-экономического института Ирина ПУШМИНА уверена: «ГМО – это проблема, открытый научный вопрос, до конца не изученный и сочетающий в себе прогресс и угрозу человечеству».

Генетика генетике – рознь

«Генетика генетике рознь, - подвёл итог дискуссии Ефим Прахин. - Когда для урожайности – согласен, для улучшения вкусовых качеств – стоит быть осторожнее, если для зарабатывания денег – одно, для формирования полезных свойств – другое. Я против того, чтобы круглый стол закончился на категорической ноте, ведь наука – не только запреты, а формирование того полезного, ради чего это делается». Татьяна Кожевникова призвала различать метод гибридизации и ГМО. «Одно дело – селекция, когда один сорт пшеницы не один год скрещивают с другим сортом, для получения высокой урожайности, а когда ген скорпиона с геном пшеницы – для устойчивости к засухе. - Думайте о себе и выбирайте, что едите!» - призвала Татьяна Альбертовна.

Точку в разговоре поставил Василий Моргун, который определил лейтмотив прошедшего обсуждения как «ответственность и выбор». «Наука не нуждается в нашей защите, - подчеркнул Василий Николаевич, - но мы должны формировать общественное сознание».

Автор: Владимир Пантелеев, Сергей Павленко.

Сокращенная версия круглого стола опубликована в газете "Красноярский рабочий".

Со списком участников круглого стола можно ознакомиться, перейдя по ссылке http://sitebs.ru/blogs/742.html.


Количество просмотров: 6971
12.02.2010 10:05 | naziyaблог автора

Еще публикации:









Стать автором
Логин:
Пароль:
Для входа в свой аккаунт или Регистрациии, воспользуйтесь выплывающим меню
Реклама