Регион: Выбрать регион
Сейчас: 6 декабря 6:47:13
Пятница
Время: Красноярск (GMT+7)
На главную Написать письмо Карта сайта

Мой Афганистан 1983

Мой Афганистан 1983


О качестве, тяготах работы и жизни в условиях боевых действий и обретении истинного чувства Родины (к 35-летию моего благополучного возвращения из Афганистана). 
Красноярск, МТУ «Изумруд», середина февраля 1983. Меня вызвали в партком и сказали: - Леонид Петрович! Родина требует (а у меня уже жена и двое детей 5 и 8 лет!), подбирай команду, документы, инструмент и материалы и готовься к вылету в Москву и потом в Кабул, в штаб 40-й армии! Партия велела, и я, как положено, ответил: - «Есть!» Красноярск, МТУ «Изумруд», конец февраля 1983: - Получение документов, инструмента и материалов, изучение «Легенды» (ехали как работники другой гражданской организации), инструктаж (в парткоме и производственный). - Вылет с бригадой монтажников в Москву. В Москве: - инструктажи (идеологические режимные и производственные): 1) В ЦНПО «Каскад» (про него американцы писали, что оно как «Спрут» опутало весь мир!) в парткоме и производственный. 2) В В/О «Машприборинторг» (министерство промышленности средств связи): - в парткоме и производственный. - получение личных и проездных документов виз и денег. 3) В одном из отделов ЦК КПСС: - идеологический 4) В одном из подразделений КГБ: - идеологический; - режимный. Начало марта: - вылет гражданским самолетом аэрофлота из Москвы в Ташкент. В Ташкенте - инструктаж в «ТуркВО» 2 марта 1983:- военный аэродром в Ташкенте. Почти все офицеры, прапорщики, солдаты и вольнонаемные ограниченного контингента Советских войск в Афганистане (ОКСВА) попадали в Афганистан через аэродром «Ташкент-Восточный» (военный аэродром «Тузель»). Мы едва успели перекурить после приезда из Ташкента, как пограничники настойчиво попросили нас пройти в переоборудованный под таможню ангар. В тесном помещении так называемого «предбанника» легко отличить тех, кто первый раз летит в Афганистан и нервничает в неизвестности, от более спокойных ветеранов ОКСВА, возвращающихся из отпусков, командировок и госпиталей. Наконец со скрипом открылась железная дверь в таможенный зал. Туда потянулись с вещами самые нетерпеливые. Те, кто уже пользовался «услугами» «Тузеля», не спешат - знают, что за таможней в аэродромном накопителе нет ни скамеек, ни туалета. Но время на посадку поджимало. И скоро все, сидевшие один за другим стали заходить в таможню. Основная масса военнослужащих (как обычно) вылетала по своим гарнизонам военно-транспортным самолетом ИЛ-76. Мы же (наша бригада) вылетели отдельно от основной массы военнослужащих, т. к. имели солидный багаж инструмента и материалов (необходимого для монтажа аппаратуры связи): - военным, почтово -транспортным самолетом (АН-12) в Кабул. Немного о самом полете. Мы устроились в грузовом отсеке на небольших откидных сиденьях у стенки кабины пилотов. Почти все остальное пространство грузового отсека самолета было занято почтой, нашим и еще каким-то, грузами. Груз был крепко привязан к полу (сетками). Мы все очень волновались (думы о зенитке и «Стингерах») и страшились неизвестности. Немного скрасило время полета поведение одного из летчиков. Сразу после взлета из кабины пилотов вышел один из них, и взяв где-то в одном из закутков продукты и кухонные принадлежности, стал быстро и ловко готовить обед экипажу. Так-как у них был очень плотный график полета по военным гарнизонам в Афганистане, и обедать в столовых им было некогда, как потом он пояснил! Мы сначала ничего не поняли. Но потом с интересом стали наблюдать за ним. Он поставил кастрюлю с водой на плитку и стал ловко чистить картошку. Потом порезал картошку и поклал ее и дугие приправы и тушенку в кастрюлю. И стал помешивать варево и следить за ним. Незаметно, в раздумьях и наблюдениях за пилотом-поваром, прошел час полета, и наш АН-12 пошел на посадку. Пилот-повар бысто выключил плитку и схватил кастрюлю в руки за ушки и крепко уперся, чтобы нечаянно не разлить варево при посадке! Если вы видели, как садятся самолеты, то представляете, как задолго до аэродрома крылатая машина плавно снижается и по прямой заходит на посадку. В Афганистане такой подлет мог окончиться на земле задолго до пункта назначения. Поэтому с высоты в около 10 тысяч метров над аэродромом пилот начинает снижаться кругами по спирали, чуть ли не входя в «штопор». Мы заметили, что в иллюминаторе замелькали яркие вспышки, как сигнальные ракеты, вылетающие из под брюха самолета. Заметив наш повышенный интерес к вспышкам, наш пилот-повар пояснил: - не волнуйтесь это «тепловые ловушки» против «Стингеров» («Стингер» - американская зенитная ракета, которыми были вооружены душманы). Менее чем через час нашу бригаду, и и наверное всех наших остальных попутчиков (вылетевших ИЛ-76): - пьющих и не пьющих, бойких и скромных, офицеров с большими и маленькими звездами на погонах, а также солдат с чистыми погонами храбрых и не очень встретил «Ходжа-Раваш» - кабульский аэродром. Полдень 2 марта 1983: - военно-гражданский аэропорт Кабула. А нас, в этот день представители нашего Заказчика не ждали и не приехали нас встретить. Как оказалось, что нередко с нами случалось и при командировках в стране (СССР) - поизошла накладка. Нашим встречающим (Заказчику) из войсковой части (в/ч) в Кабуле, передали из ташкентского «ТуркВО», неверную дату нашего прилета - нас ждали, как потом мы узнали только на следующий день (никто из нас этого конечно не знал!). Мы вышли из самолета, помогли экипажу разгрузить свой багаж и остальную почту - прямо на асфальт и в подошедшую машину приаропортовской службы фельдсвязи. Поблизости, на аэродроме, кроме нашей бригады, больше никого и ничего (не считая стоящих вдали самолетов) не было. Я попросил командира экипажа почтового самолета помочь мне в нашем непонятном и сложном положении. Командир экипажа сказал мне: - не расстраивайся, жди, из вашей в/ч приедут за почтой, с ними все вопросы и порешаешь! Летчики перекусили и самолет тут-же улетел - в Кандагар и по дальнейшему маршруту, по нашим военным гарнизонам в Афганистане. Я подумал (имея уже богатый негативный опыт по поиску места расположения военных частей в стране), ну все попали! Но ждали недолго (около получаса). Видим, на большой скорости едет в нашу сторону БТР. Подлетает к куче с почтой и резко останавливается. Из БТР-а выскакивают несколько вооруженных автоматами солдат, во главе с молодым лейтенантом, подбегают к куче с почтой и быстро перекидывают почту в БТР. На нас не обращают никакого внимания. Я бегом лечу к летейнанту, показываю документы и объясняю ему нашу ситуацию. Он говорит: - нет проблем, место есть, солдат посадим на броню. Мы как раз везем эту почту в штаб армии, там Вас и сдадим дежурному. А он во всем дальше с Вами разберется. Мы быстро погрузили свои вещи и втиснулись сами в тесный БТР, и он на большой скорости помчал нас в неизвестность. Ехали часа два, через весь Кабул. Штаб армии оказался на противоположной окраине Кабула (от места расположения аэродрома). Кабул расположен на высоте около 2500 метров над уровнем моря на склонах небольших гор. В долине расположены редкие каменные (религиозные и правительственные) здания, и обшарпанные частные домишки. А основная масса жителей устроилась в небольших хибарках без воды и всяких удобств, которые как «ласточкины гнезда прилепились к склонам гор. Штаб 40-й армии оказывается располагался на холме, во дворце Тадж-Бек на окраине Кабула, бывшей летней резиденции шаха Хафизуллы Амина (двореце Амина). 
Рядом со штабом 40 - й армии находилась вертолетная площадка, где приземлялись вертолеты с Высшими руководителями ОКСВА и ДРА: - Посолом СССР в Афганистане - Ф.А. Табеевым (1979-1986 г.г.); - Руководителем Оперативной группы Министерства обороны СССР в ДРА - Маршалом Советского Союза С.Л. Соколовым (1980 - 1984 гг.); - Главным военным советником - генералом армии М.И. Сорокиным (1981-1984 г.г.); - Руководителем Представительства КГБ СССР в ДРА (советником КГБ в ХАДе): - генерал-майором Б.Н. Воскобойниковым (1982 - 1984 гг.); - руководством ДРА и другими высокопоставленными персонами. 
alt Здание (дворец Амина) и узел связи штаба 40-й армии - позывной - «Опера». 
alt Кабульский гарнизон ОКСВА (жаргонное название - «Теплый Стан») 
Организация нашего пребывания в Афганистане Нас очень хорошо и доброжелательно (без всяких проблемм!) приняли в штабе 40-й армии: - разместили и поставили на довольствие в расположении в/ч пп 52011 - 103 отдельный полк связи, который обслуживал узел связи 40-й армии и другие ее в/ч и подразделения. Место расположения в/ч пп 52011 - 103 отд. полк связи - оказалось рядом со штабом 40-й армии. 
alt Подвижной приемо-передающий центр (ППЦ) космической связи (СКС Р 440У) узла связи штаба 40-й армии (в/ч пп 52011 - 103 отдельный полк связи). Который потом заменил, смотированный нами, стационарный ППЦ космической связи - СКС (Р440УН). На следующий день меня (в сопровождении охраны) свозили в банк Кабула для получения суточных денег, в местной валюте (афганях), для всей бригады. Денег получил целую сумку, т. к. рубль стоил почти 150 афгани. Яркий штрих, характкризующий местную афганскую армию: - военный - часовой (с автоматом калашникова), стоящий у входа в банк торговал с небольшого лотка сигаретами. Мне потом рассказывали: - днем они были солдатами своей армии (и торговцами), защищавшими сушествующую на данный момент власть, а ночью (очень многие из этих же солдат) становились «Душманами», боровшимися против существующей на данный момент власти! Условия жизни, питания, работы и обслуживания нашей группе предоставили как и всем в ОКСВА, безо всякой дискриминации и проволочек! Я был немного удивлен. Т.к. давно и много раз ездил в командировки по войсковым частям (в/ч) в стране (СССР) и в группы наших войск за рубежом, и частенько особого, за редким исключением, радушия и заботы о нас и о нашей работе, от Высшего руководства Заказчика (командования в/ч), не ощущал. Если говорить языком международных стандартов ИСО серии 9000, применительно к менеджменту качества, со стороны Заказчика (да что греха таить, и Подрядчика) - не исполнялись основные принципы менеджмента качества: - ориентация на потребителя; - лидерство; - взаимодействие людей; - процессный подход; - улучшение; - принятие решений, основанных на свидетельствах; - менеджмент взаимоотношений. Например нам - монтажно-наладочной организации, Подрядчику было в общем все равно как отнесется к результату, качеству и срокам нашего труда Заказчик (потребитель). Т. к. наша зарплата и сумма по договору подряда практически не зависели ни от сроков ни от качества нашей работы (за редким исключением). Хотя надо признать работали мы в общем очень добросовстно и неплохо. Я думаю, что такая высокая ответственность за результат наших работ у нас («Каскадовцев») развивалась потому, что мы делали очень интересную, сложную и ответственную работу и при этом были предоставлены сами себе. Т. е. нам (мне - техническому и номинальному административному руководителю проекта, и членам моей бригады) были делегированы очень широкие полномочия и высокая ответственность. И над нами во время выполнения проекта монтажа, наладки испытаний и сдачи в эксплуатацию сложной системы космической связи (СКС), практически не было никаких непосредственных вышестоящих начальников! Недобросовестных и неграмотных работников отсеивал сам трудовой коллектив. Ребята например такому разгильдяю и неумехе (я сам слышал!) говорили: - Мы с тобой больше в командировку не поедем! И действительно в следующую командировку его никто не брал в бригаду! И поэтому мы сами планировали состав монтажно-наладочной бригады, планировали, выполняли и проверяли свою работу, и сами отвечали за результаты и качество своего труда! Высшее руководство и персонал в/ч Заказчика тоже не были особо заинтересованы в сроках, результатах и качестве нашего труда. Для него (Высшего руководства и экипажа СКС в/ч Заказчика) результат нашей работы был новой, дополнительной (не особо нужной), сложной в понимании и дальнейшей эксплуатации нагрузкой. Т. к. оно (Высшее руководство) уже имело отлаженные, и хорошо освоенные, средства связи. Соответственным было и отношение к условиям нашей работы и нашего быта и питания. Ведь жизнь устроена как? Да очень просто - по законам сохранения энергии и наименьшего сопротивления! Если хозяин или руководитель (т. е. распорядители кредитов и остальных благ) организации Заказчика или организации Подрядчика, в чем-то не заинтересованы, то и их подчиненные и помощники, тем более пальцем не пошевелят. И даже свои основные, непосредственные обязанности будут исполнять спустя рукава! Не говоря уж об эффективном взаимодействии с Подрядчиком или Заказчиком. Поэтому, как я уже говорил выше для меня была непонятна столь высокая заинтересованность Высшего руководства (и даже персонала СКС) Заказчика в сроках, качестве и результатах нашей работы. Это потом, в процессе работы и общения с разными людьми, включая Высшее руководство нашего нашего Заказчика: - командующего 40-й армией генерала армии В. Ф. Ермакова (1982 - 1983 г.г.); - нач. штаба 40-й армии (генерал-лейтенанта Н. Г. Тер-Григорьянца (1981-1983 г.г.); - и начальника войск связи 40-й армии (генерал-майора В. Е. Судилова - моего основного куратора (1981-1983 г.г.), я понял, что война (за редким исключением) отсеивает все: - равнодушие, лень, глупость, неприязнь и подлость. И оставляет в основном только: - ответственность, взаимопонимание, дружбу, взаимовыручку и боевое братство. Так-же производится реальная ориентация на «Потребителя», проявляется настоящее «лидерство Высшего руководства» и «Взаимодействие людей», процветает «Менеджмент взаимоотношений» и почти мгновенно внедряются «Улучшения и «Принимаются решения, основанных на свидетельствах». Иначе на войне не выживешь. Возможно еще и потому, что мы все: - и персонал Подрядчика и персонал Заказчика (включая Высших руководителей) испытывали одни и те же опасности и трудности. По-другому «Высшему руководству» нашего Заказчика нельзя было поступить в тех условиях так-же и потому, что ему нужно было быть уверенным, что тебя личный состав не подведет. А если возникнет критическая ситуация, то они всегда прикроют твою спину. Возможно поэтому я так-же сразу прочувствовал обстановку и понял, что наша работа (результат нашего труда) и ее высокое качество, остро необходимы нашему Заказчику. И постоянно доводил до сведения своих подчиненных-товарищей по работе информацию о важности и необходимости нашего труда. Хотя я потом увидел, что это была для них, в общем-то избыточная информация, т. к. мои товарищи и сами много общались с военнослужащими и сами все понимали! Конкретно, с примерами существующую реальную обстановку обрисовал мой непосредственный куратор от Высшего руководства Заказчика - начальник войск связи 40-й армии генерал-майор Судилов Виталий Емельянович (в то время еще полковник). В день нашего приезда, беседуя со мной по нашим режимным, рабочим и бытовым вопросам в первую (!) очередь он сказал: - Леонид Петрович, Ваша работа - стационарная наземная узловая станция космической связи (СКС) нам жизненно важно необходима! Т. к. армия расположена в горной стране (где очень плохо распространяются радиоволны) в разных гарнизонах и воюет в основном выходя (согласно разведданных) на операции и устраивая засады. И отсутствие связи штаба армии с гарнизонами и боевыми группами выходящими и вылетающими на операции (потеря их управляемости и невозможность оказания им оперативной помощи), в лучшем случае приводят к крови (ранениям) бойцов, а в худшем случае к их смертям. А Ваша СКС будет обеспечивать, бесперебойную, независящую от горной местности, засекреченную, практически не подавляемую средствами радиопротиводействия связь с мобильными группами, с автомобильными колоннами, с гарнизонами и нашим вышестоящим командованием. Поэтому, Вы не стесняясь, по любому рабочему, оперативно не решаемому, вопросу (и другим проблеммам) обращайтесь напрямую сразу ко мне (или начальнику штаба). Так-же в Вашем распоряжении телефон «правительственной» вч связи, при необходимости оперативного решения рабочих вопросов с представителями Вашего руководства и руководства промышленности в СССР. Т. к. блоки СКС были сильно повреждены, в результате обстрела колонны автомобилей, перевозящих ее из СССР до Кабула. Так-же он кратко рассказал мне об организации связи в горной местности и технических возможностях средств связи противника. С каждым годом войны техническая оснащенность и подготовленность бандформирований только улучшалась (Америка и другие страны проводили в Афганистане «испытания» своих новейших разработок средств связи!). Наша техника связи, к сожалению, в начале Афганской компании, - не удовлетворяла ни по дальности, ни по габаритам, да и по оперативным возможностям. У Моджахедов к тому времени уже были портативные средства связи с возможностью быстрой перестройки. Поэтому недооценка технических возможностей врага, потеря радиосвязи, нарушение правил скрытого управления войскам (СУВ) и дисциплины радиосвязи подчас приводила к поистине трагическим результатам. Организация связи в горной местности имеет большие отличия и особенности по сравнению с европейской равнинной частью территории. Частые песчаные бури и горная местность, особенно сильно влияли на качество связи. И в такие моменты основная нагрузка ложилась на средства прямой связи (СКС). К трагическим последствиям могла привести даже непродолжительная потеря связи и при передвижении подразделений по территории Афганистана в колонне или пешим порядком. Ведь радиосвязь является основным средством управления войсками в современных условиях. Знали об этом и душманы, поэтому командно-штабная машина «Чайка» всегда была первоочередной целью при обстреле колонны. Руководитель операции (независимо от уровня) управ­лял боевыми действиями с подвижного командного пункта на бронебазе. В связи с особыми условиями боевых дей­ствий в Афганистане и малочисленностью групп управления, другие пункты управления, как правило, не развертывались. Все офицеры, занятые управлением и обес­печением боевых действий, располагались совместно с руководителем операции на одном пункте управления, использовали единый узел связи, находились под единой охраной. Подвижные командные пункты (КП) всех инстанций размеща­лись вблизи района боевых действий и перемещались, как правило, один раз в сутки. Управление войсками осуществ­лялось только с места. Попытки управлять подразделениями в движении из-за особых условий распространения радио­волн в горах большей частью были безуспешными. При выборе места расположения командного пункта глав­ное внимание обращалось не на условия визуального наблю­дения за действиями войск (хотя это и было очень желательно), а на возможность поддержания непрерывной, устойчивой связи с подразделениями, ведущими бой, авиа­цией и вышестоящими органами управления. В связи с этим командные пункты располагались на господствующих высо­тах, а при невозможности - в створе с ущельями, по кото­рым продвигались подразделения. Если войска действовали по расходящимся ущельям, по КП развертывался на стыке ущелий. В извилистых ущельях приходилось местоположение КП менять чаще, чтобы не потерять связь на участках, прикрытых горными массивами. При этом руководитель операции стремился каждое новое положение КП выбирать на изломе ущелья. Управление боевыми действиями авиации осуществлялось со стационарных КП ВВС армии и авиаци­онных частей. И с пункта управления оперативной группы ВВС при руководителе операции (создавался на период про­ведения операции), а также группами боевого управления (ГБУ) и авианаводчиками. Так-же он кратко рассказал об охране нашего гарнизона и режиме передвижения в гарнизоне и за его пределами. Гарнизон охраняли наши строжевые посты, БТР и танки «врытые» в узловых точках гарнизона на господствующих высотах. По периметру гарнизона располагались минные поля с охраняемыми проходами и проездами. За которыми располагались в/ч местной армии ДРА. Выезд из гарнизона для нашей группы специалистов позволяли - только с разрешения командования и с вооруженной охраной. Работы по монтажу и наладке СКС начались буквально с колес - на следующий день (03.03.1983 г.) Распорядок работы и жизни был таков: - 06.00. подъем; - зарядка (кто хотел) с пробежкой; Зарядка была так рано из-за сильной жары (начиная с конца марта), уже с 08.00 утра. Пробежкой и зарядкой занимались процентов 90 личного (офицерского) состава армии. Я много времени до этой командировки, по долгу службы, находился в разных в/ч в СССР (и наших группах войск за рубежом), но такого повального увлечения физкультурой не видал. Возможно сыграли свою роль сухой (спиртной) закон и невозможность проводить свободное время вне гарнизона. - душ (ежедневно с конца марта), т. к. иногда была жара до 40 градусов в тени; - 07.00. завтрак; - 08.00. начало работы; - 12.00. обед; - 18.00. окончание работы (если было нужно работали и дольше); -19.00. ужин. После ужина спортивные занятия (по интересам) и просмотр патриотических кинофильмов в летнем кинотеатре. Работали практически без выходных. Поздно вечером (после того как спадала жара) частенько посещали баню. Тяготы и опасности военного положения. Незадолго до нашего приезда в Кабул, 02 января 1983 года - в Мазари-Шарифе моджахеды похитили группу из 16 советских гражданских специалистов. 02 февраля 1983 года (ровно за месяц до нашего приезда в Кабул) - заложники, похищенные в Мазари-Шарифе и находящиеся в кишлаке Вахшак (в 98 км к югу от Мазари-Шарифа, провинция Балх), были освобождены, но при этом 6 из них погибли. Во время штурма кишлака погибло 10 советских и 22 афганских солдата, было уничтожено 3 вертолёта и 4 бронетранспортёра. В отместку за гибель заложников и солдат кишлак Вахшак был уничтожен бомбами объёмного взрыва. 2 октября 1983 года - взрыв в восточном микрорайоне Кабула: погибло 13 и ранено 12 советских специалистов. Были нормой, почти ежедневные автоматные и пулеметные обстрелы (разноцветные трассеры расцвечивали небо над Кабулом, как праздничная иллюминация сразу после захода солнца). Изредка были минометные обстрелы нашего гарнизона. Минами стреляли по штабу армии и по боевой технике. Например один раз сбили под корень несколько мачтовых связных антенн. Наша монтажная бригада потом помогла восстановить антенное поле. А наладчики (включая меня) помогали в ремонте поврежденной (обстрелами) связной техники. Меня с товарищем однажды на вертолете возили в один из гарнизонов под Кандагаром для восстановления коротковолновой радиостанции. Мне так-же даже пришлось восстанавливать поврежденный гарнизонный телевизионный передатчик (т.к. я когда то занимался и коротковолновой и телевизионной техникой). Приходилось ремонтировать и телевизоры. Так-же очень утомляла, непривычная для сибиряков, жара (до 45 градусов в тени), когда отказывала даже техника. И большая (до 20 процентов) нехватка кислорода (из-за гористой местности) Очень плохо было с водой, вернее, с ее отсутствием в необходимом количестве и более-менее приемлемого качества. Воду брали из скважин, которые часто взрывали и отравляли душманы. Воду приходилось пить в основном только кипяченную, т. к. через нее можно было получит очень многие эпидемические заболевания, о которых мы даже не знали и давно о них забыли в СССР. Питание было организовано в основном на основе консервированных (из-за боязни эпидемических заболеваний) продуктов поставляемых из СССР. С продуктами питания, а вернее, с их доставкой были те же проблемы, что и с доставкой ГСМ. Правда, продукты питания доставлялись еще и военно-транспортной авиацией, а именно, самолетами ИЛ-76. Но часто случались нелетные дни. Летом песчаные бури, а зимой туманы. Все продукты (борщи, супы, морковь, свекла, капуста, костный жир и т.д.) доставлялись в виде консервов в трехлитровых банках, картофель в виде порошка в мешках. Рыбные консервы только в томате и масле. У личного состава от такого питания была страшная изжога и аллергия. Иногда колонной привозили с Термеза свежие овощи (местные овощи и фрукты употреблять в пищу было опасно и было запрещено). Весь личный состав принимал пищу вместе, т.е. офицеры и прапорщики подразделений со своими подчиненными. Командование и офицеры штаба за отдельными столами, но в общем обеденном зале. Проходя мимо, солдаты видели, что все питались с одного котла, что все испытывают те же трудности, что и они. По-другому нельзя было поступить в тех условиях, чтобы быть уверенным, что тебя личный состав не подведет. А если возникнет критическая ситуация, прикроют твою спину. Местные продукты, свежие овощи и фрукты употреблять в пищу было очень опасно и формально запрещалось. Наши ребята монтажники, с офицерами нашей СКС, даже посадили несколько грядок овощей и зелени. В Афганистане была очень велика возможность заболеть многими опасными видами инфекционных заболеваний. Главным врагом для 40-й армии были не только душманы, а и желудочно-кишечные и другие опасные инфекционные заболевания. Более 70% населения Афганистана были хронически больны гепатитом. Везде существовала сплошная антисанитария. Крайне плохим было качество воды. Вода, налитая в трехлитровую банку, через час давала осадок в 1,5-2 см. Желудочно-кишечные заболевания, такие как дизентерия, брюшной тиф, гепатит и другие, выводили из строя целые воинские части. В природе всегда существует равновесие. Для борьбы с вышеперечисленными желудочно-кишечными болезнями природа создала верблюжью колючку. Ее корни заваривали, и у каждого военнослужащего во фляжке был этот отвар. Практика показала, что это самое эффективное средство от желудочно-кишечных заболеваний. Важную роль в борьбе с желудочно-кишечными заболеваниями играла личная гигиена. Контроль был строжайший. Все принятые меры давали положительный результат. Кроме того, регулярно мылись в бане, она была общей для всех категорий военнослужащих. Разлука с родными и близкими, особенно у офицеров и прапорщиков, имеющих свои семьи, условия войны, климатические условия, своеобразный быт и т. д. накладывали свой отпечаток на психику человека и его морально-психическое состояние. Многие этих тягот не выдерживали и их психика расстраивалась. Короче скучать и расслабляться было некогда. Короткие развлечения и редкий отдых. Дача Амина или еще по другому:- ресторан Амина. Дача Амина была расположена неподалеку от штаба 40-й армии, на холме. Это было очень красивое (украшенное растущими повсюду цветами) и уютное место, с великолепным бассейном, наполненны очень холодной голубоватой проточной водой из горной речки. Что самое интересное - это то, что вода из горной речки в бассейн поступала самотеком по сложной системе каналов. Мы изредка посещали это сказочное место. Занимались плаванием и прыжками в воду и просто отдыхали от однообразия нашей жизни и скудости природы в расположении нашего гарнизона.
alt Бассейн и цветники на даче Амина 
В честь 9 мая 1983 года на летней открытой эстраде кабульского гарнизона военнослужащим и специалистам ОКСВ был организован концерт Иосифа Кобзона и его концертной группы со своим оркестром. И. Кобзон видимо обладал «железным» здоровьем, т. к. он пел (с небольшими перерывами) на летней открытой эстраде в течение трех часов, при жаре около 40-ка градусов! Из спортивных занятий можно было заняться еще волейболом и биллиардом. Площадку для волейбола, стол и принадлежности для биллиарда мы изготовили сами. Посещение кабульского базара (дуканов) Посещение базара нам разрешалось изредка и только в сопровождении охраны (ездили на ГАЗ-66 с офицером и двумя солдатами с автоматами (третий вооруженный солдат - водитель) На кабульском базаре располагались убогие лавки (дуканы) и переоборудованные и ярко расписанные в мелкий цветочек старые автомобили - Барбухайки (лавки на колесах). Основная масса местных жителей в то время, относилась ко всем русским (военным и гражданским) довольно доброжелательно. Т. к. мы русские (военные и гражданские) несли им мир, защиту и очень много им строили жилья и других объектов инфраструктуры. А так-же оказывали помощь в обучении, лечении, строительстве жилья, создании институтов власти и многие другие виды гуманитарной помощи. Например был был построен домостроительный комбинат и целый панельный (в основном пяти-этажный) жилой микрорайон города, названный «Советским». О продолжении работ по монтажу и наладке СКС Наша работа по монтажу и наладке СКС шла довольно быстро, несмотря на тяжелые климатические условия: - жара и недостаток кислорода (до 20-ти процентов из-за условий высокогорья). Все местные текущие управленческие, организационно технические проблеммы и вопросы допоставки недостающей (и замены не ремонтопригодной) техники и имущества решались очень оперативно и быстро. Я звонил по правительственному каналу вч связи куратору в Москву или в Красноярск, и через день или два, почтовым (летавшим ежедневно) самолетом недостающие блоки и имущество доставляли в Кабул. Кое что из имущества и материалов удавалось найти и на местных гарнизонных складах тыловых подразделений войсковых частей. Решение таких вопросов при работе в стране занимали недели, а иногда и месяц (или вовсе не решались) Так-же постоянную посильную помощь оказывал экипаж СКС (что очень редко бывало при работе в в/ч в стране). Да и весь коллектив монтажников и наладчиков работал быстро и качественно, что не всегда было при работе в СССР и даже за рубежом (например у меня однажды были большие проблемы с персоналом при командировке в нашу группу войск в Польше) Работы по монтажу и наладке СКС закончили в конце июня. СКС сразу после непродолжительных испытаний поставили с полной загрузкой на боевое дежурство. И оставшееся до нашего отъезда время, экипаж СКС работал совместно (под наблюдением) с нашими наладчиками. 
сослуживциДРАсвязь Центр космической (стационарной и мобильной) связи штаба 40-й армии, г. Кабул. Отлет на Родину 
07 июля 1983 года наша бригада вылетела на транспортном ИЛ-76 из Кабула в Ташкент, через Кандагар, где мы еще дополнительно, забрали большую группу отслуживших свой срок в Афганистане военнослужащих рядового и офицерского состава. В Кандагаре была такая жара, что на асфальте летного поля нельзя было стоять дольше 15 минут - начинали подгорать ноги (в обуви!). А затем наконец мы вылетели на Родину, из Кадагара в Ташкент. Все военнослужащие и наши ребята были возбуждены и очень рады возвращению на Родину, к мирной жизни. При пересечениии границы Афганистана и СССР самолет (оказывается по традиции!) сделал «Горку». Все люди стали выражать бурную радость и многие вытащили припасенный каким-то немыслимым (при сухом законе) способом алкоголь и стали угощать друг друга. Кто не был на войне и не испытывал все ее тяготы и невзгоды, тот возможно не понял бы эту бурную радость. Менее чем через час их всех, в том числе и нашу бригаду: - пьющих и не пьющих, бойких и скромных, офицеров с большими и маленькими звездами на погонах, а также солдат с чистыми погонами, храбрых и не очень встретил зноем аэродром «Ташкент-Восточный» (военный аэродром «Тузель») Мы быстро выгрузились из самолета и прошли таможню. Наша группа села в автобус и мы прибыли в Ташкент. О чувстве Родины и свободы. Выйдя из автобуса мы все почувствовали острые, незнаемые и не прочувствованные нами раньше облегчение и радость от встречи с Родиной! В наших душах и нашем сознании как будто кто-то ослабил тормоза. Хочу подробнее рассказать о плохо передаваемом словами и очень редко встречаемом при спокойной мирной жизни чувстве «Родины», безопасности и свободы. Чувстве спокойствия защищенности, безопасности и уверенности, что ты ничем не отравишься, не заразишься и тебя никто специально или случайно не убьет. Что можно спокойно без опаски и везде передвигаться, есть и пить все что захочешь и везде где захочешь и наконец нет этой удручающей, тягостной жары! Ранее я (и наверное остальные мои товарищи) вообще не задумывался, что такое защищенность, спокойствие и свобода и наша Родина. Мы все принимали эти блага как непреложную данность. И только временно потеряв на войне эти блага и эту защищенность, мы все остро поняли, что они значат, с каким трудом они завоеваны нашими предками (и нами своим трудом), поддерживаются и гарантируются нашей Родиной - СССР! 08 июля 1983 года - отчет и оформление документов в ТуркВО. 09 июля 1983 года - перелет в Москву. Отчет по командировке и оформление документов в головной организации ЦНПО «Каскад» и В/О «Машприборинторг». 12 июля 1983 года перелет на нашу малую Родину в Красноярск. Отчет и сдача готовых документов по командировке в своей организации МТУ «Изумруд». Встреча с женой, детьми и родственниками. И я наконец полностью расслабился и понял, что я живой и здоровый (мне очень повезло!) и я нахожусь дома! 
Для справки: ПОТЕРИ В ВОЙНЕ В АФГАНИСТАНЕ
Итого - 13 833 человека. Эти данные впервые появились в газете «Правда» в августе 1989 года. В дальнейшем итоговая цифра несколько увеличилась, предположительно за счёт умерших от последствий ранений и болезней после увольнения из вооружённых сил. По состоянию на 1 января 1999 года безвозвратные потери в Афганской войне (убитые, умершие от ран, болезней и в происшествиях, пропавшие без вести) оценивались следующим образом: Советская Армия - 14 427 КГБ - 576 МВД - 28 Итого - 15 031 человек. Санитарные потери - почти 54 тыс. раненных, контуженных, травмированных; 416 тыс. заболевших. Согласно свидетельству профессора Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга Владимира Сидельникова, в итоговых цифрах не учтены военнослужащие, умершие от ран и болезней в госпиталях на территории СССР. В исследовании Афганской войны, проведённым офицерами Генерального штаба под руководством проф. Валентина Рунова, приводится оценка в 26 000 погибших, включая погибших в бою, умерших от ран и болезней, и погибших в результате несчастных случаев.  

Количество просмотров: 1178
теги:
04.04.2018 14:46 | 000000AAблог автора

Еще публикации:






8-9 ноября в Петербурге пройдет первая открытая конференция о благотворительности Life Talks. Опыт, который меняет жизнь

8 - 9 ноября в концертном зале «Колизей» состоится первая открытая конференция о благотворительности Life Talks. Опыт, который меняет жизнь — истории о важном простым языком. 

Организатор конференции — благотворительный фонд «Яркая жизнь», специализирующийся на развитии благотворительности и волонтерства, помощи детям с тяжелыми заболеваниями, детям-сиротам и одиноким пожилым людям. 

 

01.11.2019 13:20 // AnnaErx



Стать автором
Логин:
Пароль:
Для входа в свой аккаунт или Регистрациии, воспользуйтесь выплывающим меню
Реклама